adomatic

Category:

Трудности дубляжа - "Матрица: перезагрузка", часть четвёртая

Мы плавно подбираемся к важным диалогам главных героев. В первом фильме, как мы помним, с разъяснениями матчасти у переводчиков вышло не очень. Но может, здесь они исправятся? Хотя... кого я обманываю... хоть бы хуже не вышло.

"Я должен был убедиться, что ты избранный. Человека не узнаешь, пока не подерёшься с ним"
"Я должен был убедиться, что ты избранный. Человека не узнаешь, пока не подерёшься с ним"

Нео заходит в кафе, видит там человека, который сидит прямо перед ним, и спрашивает:

"Так агенты поэтому всё время со мной дерутся? Серьёзно, это не прикол такой?"
"Так агенты поэтому всё время со мной дерутся? Серьёзно, это не прикол такой?"

Есть кто-нибудь?

Серафу надо было ответить «не-а, никого нет». Нео бы развернулся и пошёл домой.

"Это что же, и в магазине можно так же стенку приподнять... то есть дверку приоткрыть?"
"Это что же, и в магазине можно так же стенку приподнять... то есть дверку приоткрыть?"
"Мне нужны твоя рубашка, очки и ключи. Ну, в принципе можно только ключи"
"Мне нужны твоя рубашка, очки и ключи. Ну, в принципе можно только ключи"

Это лазейки, верно? Программные ошибки.

Вот так бывает: одна ошибка — и ты... ошибся. «Back door» как «лазейка» — то ещё ладно, но это не «ошибка». «Бэкдор» (если речь о программистском термине) делается программистом нарочно. Это как чёрный ход (и английское «back door» буквально означает «чёрный ход»), потайная дверь, которую ты вставляешь в программу, чтобы иметь доступ («access») туда, куда обычному пользователю заходить не положено. В Матрице «бэкдоры» очень наглядно показаны именно как чёрные ходы, то есть ряды дверей, которые могут вести куда угодно — куда нужно программисту. Сераф, по-видимому, не создал все эти чёрные ходы сам, но успешно наделал ключей (или Мастер ключей ему наделал), чтобы ими пользоваться.

Это чёрные ходы, да? Доступ (лазейки) для программиста.
"Слушайте, вы бы дали свой телефон, что ли. Зачем мне за вами бегать по всему городу?"
"Слушайте, вы бы дали свой телефон, что ли. Зачем мне за вами бегать по всему городу?"
"- Можно было бы просто позвонить, поговорить... - А кто ж тебя тогда сладеньким накормит? Бери конфетку"
"- Можно было бы просто позвонить, поговорить... - А кто ж тебя тогда сладеньким накормит? Бери конфетку"

Тогда (раз вы — программа) вы можете быть элементом общей системы и средством контроля.

Опять эта тяжеловесность в словах. Простое «часть» почему-то надо превратить в «элемент». Вместо «этой системы», да просто «системы», в конце концов, без уточнений — «общей»... Из-за этого не остаётся времени уложить «another». То есть не просто «средством контроля», а «ещё одним средством». Средства-то и без неё уже есть.

"Тебя мучают сны? Про тебя и Морфеуса? Хочешь об этом поговорить?"
"Тебя мучают сны? Про тебя и Морфеуса? Хочешь об этом поговорить?"

Надо начать с простых и понятных вещей.

"Так вы уже знаете? И что, это правда? Я у Морфеуса не первый? Ну, в смысле, не первый избранный..."
"Так вы уже знаете? И что, это правда? Я у Морфеуса не первый? Ну, в смысле, не первый избранный..."

А потому мой вопрос вполне логичен... (могу ли я верить вам?)

Пифия предлагает разделаться с тем, что очевидно («obvious»), Нео спустя несколько фраз говорит: самый очевидный («obvious») вопрос — это... Всё ж таки повторы — это сила. И авторы явно тщательнее подбирают слова в диалогах, чем переводчики.

"Ну, как тебе сказать... И да, и нет"
"Ну, как тебе сказать... И да, и нет"
"Это ещё что значит? Вы прекращайте загадками говорить"
"Это ещё что значит? Вы прекращайте загадками говорить"

Это тупик, без сомнения. Больше того, я совершенно не собираюсь помогать тебе из него выбираться.

Ох, какая вредная тётка попалась. Не собирается она, видите ли. Сперва Сераф его экзаменовал, теперь она экзаменовать будет. Смотреть, как он пытается выбраться из тупика, и мерзко хихикать. Ну то есть это в переводе так получилось. В оригинале она говорит, что просто не может тут ему помочь:

Да уж, тут явно беда/трудный случай. Плохо то, что ты никак не сможешь (у тебя нет никакого способа) убедиться, намерена я тебе помогать или нет.

Если он не может ей верить, то всё, что она скажет, не имеет значения. Ну начнёт она его уговаривать, что она на самом деле хорошая... А что толку? Как он может убедиться, что она говорит правду? Никак.

"В чёрном-чёрном доме, на чёрном-чёрном этаже за чёрной-чёрной дверью есть белая-белая комната..."
"В чёрном-чёрном доме, на чёрном-чёрном этаже за чёрной-чёрной дверью есть белая-белая комната..."

Мы все должны делать то, что нам уготовано.

Какой талант превращать утилитарно-практический смысл в некий мистически-возвышенный. Программам в Матрице, оказывается, что-то там уготовано... Приходит программист на работу и говорит, глядя в монитор: «Тебе уготован новый патч!»

Мы все должны делать то, что должны делать.

Нео спрашивает, почему Пифия им помогает. Она объясняет (слегка туманно, но можно догадаться), что у неё задача обеспечить выживаемость для машин. А выжить машины смогут только вместе с людьми. Вот потому и помогает — надо так.

"- В белой-белой комнате у человека в белом-белом костюме с белыми-белыми волосами... - Долго ещё?"
"- В белой-белой комнате у человека в белом-белом костюме с белыми-белыми волосами... - Долго ещё?"

— А есть другие программы вроде вас? — Ну, не такие умные, но...

Тётка не только вредная, но ещё и самодовольная. Считает себя здесь самой умной, видите ли. Другие ей в подмётки не годятся. Что ж вы, переводчики, так любите «самодеятельность»... Она не говорит «умные», она говорит «похожие»:

— А есть другие программы вроде вас? — Ну не вроде меня, но...

Как позже скажет Архитектор, Пифия — программа в некотором роде уникальная, «интуитивная». Значит ли это, что она умнее других? Нет, она просто по-другому работает.

"- Если будешь меня перебивать, я собьюсь, и придётся начать сначала. - Всё, молчу"
"- Если будешь меня перебивать, я собьюсь, и придётся начать сначала. - Всё, молчу"

Программы совершенствуются.

Там перед этим было «есть программы для управления птицами, деревьями, ветром, рассветами, закатами...» И тут вдруг «совершенствуются». К чему оно здесь? Переводчикам словарь хороший надо подарить или что?

Тут программы работают повсюду.
"У белого-белого человека есть то, что тебе нужно - источник абсолютной истины. Называется сценарий"
"У белого-белого человека есть то, что тебе нужно - источник абсолютной истины. Называется сценарий"
"- Там рассказано всё, что было, и всё, что будет... - А вы его видели?"
"- Там рассказано всё, что было, и всё, что будет... - А вы его видели?"
"Лучше бы не видела... Там такое написано..."
"Лучше бы не видела... Там такое написано..."

Все они выполняют свою собственную часть работы. Они незаметны, ты и не догадаешься об их существовании. Зато... Другие да, о них всё время слышишь.

Отрывок довольно длинный, и когда смотришь фильм и слушаешь, что она говорит, то как-то не сразу чувствуешь подвох (а при первом просмотре и вовсе не чувствуешь). Но стоит выписать всё целиком — и понимаешь, что перед тобой какая-то несуразица. «Все выполняют, зато другие...» Какие могут быть «другие», если выполняют все?

Те, кто делает своё дело — то, что от них требуется — невидимы. Ты даже и не поймёшь, что они здесь. Зато другие... О них слышно всё время.

Когда программа хорошо работает, её не видно и всё делается будто само собой. А вот когда начинает глючить — тогда видишь глюки.

"Зато теперь я знаю будущее. И вообще всё про всех знаю"
"Зато теперь я знаю будущее. И вообще всё про всех знаю"
"Так может, вы мне расскажете? Зачем мне туда идти?"
"Так может, вы мне расскажете? Зачем мне туда идти?"

— Обычно под угрозой уничтожения программа соглашается на ссылку.
— Почему программы уничтожают?

Действительно, почему их «уничтожают»? Сколько существуют операционные системы, там файлы всегда «стирают» или «удаляют». Как пелось в старой песне: «Я нажал F8, и весёлый Нортон удалял мне всё подряд...»

Ещё непонятно, откуда взялось «соглашается». Если программа становится не нужна, то либо её удаляют, либо она пытается спастись бегством. Она едва ли может «соглашаться» на бегство, потому что ей никто его не предлагает. Правильно сказать, что она «выбирает» бегство. Да, убежище беглым программам может предоставить Меровинген, но явно не всем желающим.

"Некогда сейчас. Там сказано, что скоро здесь будет сотня Смитов. Так что я пойду, а ты разберись с ними"
"Некогда сейчас. Там сказано, что скоро здесь будет сотня Смитов. Так что я пойду, а ты разберись с ними"

Всем избранным предстоит это. (Ты всё видел...)

Не просто «предстоит это», а:

Там заканчивается путь Избранного.

Не надо терять такие нюансы, они могут оказаться важными.

"А почему мне нельзя вернуться с вами? Зачем мне драться?"
"А почему мне нельзя вернуться с вами? Зачем мне драться?"
"Потому что все должны видеть, какой ты крутой"
"Потому что все должны видеть, какой ты крутой"

— Но я не увижу того, что произойдёт с ней?
— Потому что любая история может иметь два финала.

Эээ... Что? Она ему несколько раз за эту беседу повторяла, что его выбор уже сделан и осталось только понять, почему он выбрал то или другое. Теперь он спрашивает, почему не видит, чем заканчивается его кошмарный сон с Тринити — и она ему отвечает вот это? Ну хорошо, он научился видеть будущее — так почему он не может увидеть, какой из двух финалов состоится в будущем? В оригинале она прямо отвечает, почему:

Мы никогда не видим последствия того выбора, который не понимаем.

Следом же говорится:

"Так я уже дрался с тремя агентами, все вроде увидели..."
"Так я уже дрался с тремя агентами, все вроде увидели..."
"Нет, этого мало для избранного. Надо ещё круче"
"Нет, этого мало для избранного. Надо ещё круче"

— То есть я должен буду выбрать, жить ей или умирать?
— Нет. Повторяю, выбор уже сделан.

(дальше «теперь тебе нужно его понять»)

Он уже выбрал, спасать Тринити или нет и, в общем-то, это очевидно — ведь Тринити ему дороже всех. Но он пока ещё не понимает, из чего выбирает. То есть он не знает, что его выбор не просто между жизнью и смертью Тринити — он между тем, спасать Тринити или спасать человечество. И даже тогда может быть и третий вариант — ну там, спасти всех, например... Поэтому «два финала» не просто самодеятельность, это уход от темы. Да ещё и неправда. Переводчики, наверное, думают, что сделали сложную фразу проще, но в контексте беседы она оказалась бессмысленной.

Пифия кому-то там раньше передавала конверт. Он вышел из Матрицы, и конверт превратился во флешку...
Пифия кому-то там раньше передавала конверт. Он вышел из Матрицы, и конверт превратился во флешку...

Это такая ответственность. Я не смогу.

Да что вы опять несёте... Какая ответственность? Она ему жениться предлагает, завести детей или что? Она ему говорит, что речь о жизни человеческой! Вы хоть берега видьте как-то, в какой ситуации фраза уместна, в какой — не очень, а в какой это полный атас. Это всё равно что школьник, придя с уроков, будет говорить «Мама, я вернулся домой» — как будто он солдат, который вернулся с фронта. Вернее, здесь наоборот — ситуация банальная, а слова пафосные. А в фильме ситуация из ряда вон, а слова мало того что выдуманные, так ещё и шаблонные настолько, что это смешно. Ни один человек в здравом уме — если только он не судья — не «возьмёт на себя ответственность» решать, жить кому-то конкретно или умереть. Нео просто говорит, что он решать ничего не будет, что он отказывается о таком выборе даже слушать, в принципе:

Я так не могу. И не буду.

Самые простые, самые короткие слова звучат во много раз сильнее и искреннее, чем вот это вот жуткое «такая ответственность». Бррр... Мне кажется, это впору назвать «синдромом улыбки Боромира» — когда простое «Боромир улыбнулся» переводчика не устраивает и ему хочется «приукрасить». При этом он мнит себя Львом Толстым — ну или как минимум Алексеем Толстым — и думает, что приукрасить у него получится легко и непринуждённо. «Встанет как родное». Ага, как же.

Но как, Холмс? Как что-то виртуальное в Матрице может превратиться во что-то материальное здесь?
Но как, Холмс? Как что-то виртуальное в Матрице может превратиться во что-то материальное здесь?

(Ты сможешь спасти Зион) ...но для этого тебе нужно будет освободить Мастера ключей.

«Освободить мастера ключей», а потом с ним что делать? Он одним своим присутствием спасёт Зион? Она же объясняет, что он нужен не просто так, а как звено в цепи действий:

Ты можешь спасти Зион, если достигнешь Источника, но для этого тебе нужен Мастер ключей.
И почему, если уж на то пошло, Пифия сразу не передала конверт с информацией про Мастера ключей?
И почему, если уж на то пошло, Пифия сразу не передала конверт с информацией про Мастера ключей?
Такое ощущение, что она просто соскучилась по Нео и захотела перетереть с ним за жизнь
Такое ощущение, что она просто соскучилась по Нео и захотела перетереть с ним за жизнь

Но вопреки всему... ты меня убедил в своих возможностях.

«Вопреки всему» — это вопреки чему именно? Она не хотела признавать его возможности, но он её убедил вопреки? Или как? «Ну она же говорила сперва, что он не избранный, а тут...» Нет, она таких слов не говорила. Она сказала «жаль, малыш» («sorry, kid»). А «жаль» можно трактовать по-разному. Скорее всего, ей было жаль, что он сам не отважился признать себя избранным, без чужих подсказок. Зато теперь вот начинает исправляться. И она даже немного начинает в него верить:

Может быть даже (говорить наверняка не буду), ты сделал из меня верующую/заставил меня поверить в тебя.
Но в третьем фильме показали, как Сераф звонит из Матрицы прямо на корабль. А она не может так же?
Но в третьем фильме показали, как Сераф звонит из Матрицы прямо на корабль. А она не может так же?

Удачи, Нео.

Что в первом фильме, что здесь она его называет ласково «малыш» («kid», «kiddo»), но переводчикам кажется это слишком «несолидно». «Какой он тебе малыш, бабуля? Ты знай, с кем разговариваешь!»

Продолжение здесь.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.