adomatic

Categories:

Трудности дубляжа - "Матрица: революция", часть шестая (последняя)

Ну что ж, пора закругляться, а то праздник на носу. Погоревав после утраты любимой Тринити минут, наверное, пять, Нео отправляется куда глаза глядят. И набредает на самого настоящего «бога в машине» (он так называется в титрах). Вообще «бог в машине» — это название художественного приёма, типа «рояль в кустах». Внезапное спасение вопреки ожиданиям (а порой вопреки логике и здравому смыслу). Если Архитектор является кем-то вроде бога внутри Матрицы, то здесь перед нами, по-видимому, главный машинный мозг, который руководит всем машинным городом. Нео настолько осмелел (а скорее, ему уже всё равно), что заявляет ему:

А помните, как в начале второго фильма Морфеус хвастался: "Да мы из Матрицы столько людей вытащили..."
А помните, как в начале второго фильма Морфеус хвастался: "Да мы из Матрицы столько людей вытащили..."
"Да они уже не знают, что с нами делать... Они в отчаянии просто... У нас избранный, мы их порвём"
"Да они уже не знают, что с нами делать... Они в отчаянии просто... У нас избранный, мы их порвём"
И вот что в итоге - стоило машинам только дунуть на Зион, как он и посыпался. Вот истинный расклад сил
И вот что в итоге - стоило машинам только дунуть на Зион, как он и посыпался. Вот истинный расклад сил

— Никто не остановит его (Смита). Только я.
— Ты нам не нужен! Нам никто не нужен!

Не то чтобы «никто, только я»... Нео говорит конкретно о них двоих — главный не сумеет, а Нео сумеет. «Ты нет, а я да». За тех, кто здесь не присутствует, он не говорит.  А «главный» отвечает не «никто не нужен», а «ничего не нужно». Это мелочь, но он, очевидно, слишком низкого мнения о людях, чтобы как-то отдельно их выделять в речи. «Нам ничего не нужно, у нас всё есть».

Машины попросту что-то позволяют людям по своей милости. Позволяют им какое-то время пожить
Машины попросту что-то позволяют людям по своей милости. Позволяют им какое-то время пожить

Значит, я ошибся, и тебе ничего не остаётся, как убить меня.

Ну Нео ваще дерзкий. «Тебе ничего не остаётся...» Он ещё ультиматумы ставит. А если «главный» его не убьёт, то что будет? Вот опять перед нами случай, когда переводчик лезет в словарь за первым попавшимся значением и лепит его не раздумывая. Он видит, что напротив «should» в словаре написано «следует» или «должен» — и умудряется понять это «должен» как «ничего не остаётся». Естественно, он здорово ошибается.

Во-первых, у «should» никогда не было такой категоричности (сказал бы Нео «must» или «have to», был бы другой разговор). Даже когда его употребляют по отношению к человеческим поступкам, это совет или рекомендация, а не «ничего не остаётся».

А во-вторых, его употребляют не только в этом смысле. Так же, как слово «должен», оно имеет широкий диапазон значений. Здесь Нео говорит «ты должен меня убить» в том же смысле, в каком мы говорим «скоро должен подъехать автобус» или «сейчас должен пойти дождь». Вернее, мы так говорим редко, обычно достаточно простого «сейчас пойдёт дождь», но в принципе так сказать можно. То есть речь о каком-то событии, которое, вероятно, сейчас наступит. Нео не может здесь ничего советовать «главному». Он всего лишь рассуждает вслух, что ошибся, а значит, видимо, скоро умрёт, вот и всё:

Раз так, то я ошибся, и сейчас ты (видимо/наверное) меня убьёшь.

«Главный» передумывает, и вот Нео, окружённый Смитом, в забрызганных очках хлюпает по мокрому асфальту. Смит (против Нео выходит экземпляр, поглотивший Пифию — Пифий Смит) интересуется:

Машины позволяют Нео что-то уметь. Позволяют ему что-то видеть. Позволяют ему что-то сказать
Машины позволяют Нео что-то уметь. Позволяют ему что-то видеть. Позволяют ему что-то сказать

Как вам моё произведение?

Как-то не очень это «произведение». Когда «произведение» идёт без уточнений, обычно подразумевается литературное произведение — повесть, стихотворение... Если речь о том, что он сделал с Матрицей, можно было бы сказать «произведение искусства», но тут слишком длинно. Да и незачем. Вряд ли Смит особо восторгается красотой того, что он наделал. Он спрашивает просто:

Нравится, что я здесь устроил?
И в конце концов позволяют ему спасти людей. Нельзя сказать, что сами они никак не одолели бы Смита
И в конце концов позволяют ему спасти людей. Нельзя сказать, что сами они никак не одолели бы Смита
Ведь можно просто стереть всю Матрицу вместе с ним. А потом сделать новую версию
Ведь можно просто стереть всю Матрицу вместе с ним. А потом сделать новую версию

Все мои воплощения будут наслаждаться шоу в сторонке... ведь нам уже известно, кто сегодня выйдет победителем.

Опять они не могут обойтись без этих громоздких «воплощений». Сказали бы хотя бы «копии». По-английски он-то вообще не парится с подбором слов:

Поэтому все остальные «я» будут наслаждаться зрелищем, ведь мы уже знаем, что я вас победю побью уделаю размажу с вами сейчас сделаю.
Да, люди погибли бы - но ведь такое уже было раньше. Для машин это не смертельно. Затянули бы пояса
Да, люди погибли бы - но ведь такое уже было раньше. Для машин это не смертельно. Затянули бы пояса
Набрали бы генетический материал, вырастили бы новые "посевы", как Смит их называл
Набрали бы генетический материал, вырастили бы новые "посевы", как Смит их называл
Но они решили позволить Нео поиграть в спасителя. Всё равно они остаются хозяевами положения
Но они решили позволить Нео поиграть в спасителя. Всё равно они остаются хозяевами положения

Чувствуете, мистер Андерсон? Вот она, смерть. Вот она.

Смит в оригинале не говорит слово «смерть». Он говорит, что к Нео что-то приближается. Хотя, скорее всего, это и есть смерть, судя по дальнейшим словам. В английском легко недоговаривать, когда все слова среднего рода. А в русском, не зная, что же имелось в виду, строить расплывчатую фразу нелегко.

Чувствуете, мистер Андерсон? Всё ближе и ближе. А я чувствую.
У машин остаётся подавляющий перевес в силе и способность уничтожить людей в любой день, хоть завтра
У машин остаётся подавляющий перевес в силе и способность уничтожить людей в любой день, хоть завтра
А у людей больше нет ни кораблей, ни техники, ни даже избранного. И как они это всё восстановят?
А у людей больше нет ни кораблей, ни техники, ни даже избранного. И как они это всё восстановят?
Они же изначально ничего и не умели. Машины им отдали Зион, а те даже не разбирались, как он устроен
Они же изначально ничего и не умели. Машины им отдали Зион, а те даже не разбирались, как он устроен
Как говорил советник: "Я знаю только, что это аппарат для очистки воды, а как он работает - без понятия"
Как говорил советник: "Я знаю только, что это аппарат для очистки воды, а как он работает - без понятия"

Почему, мистер Андерсон? Почему, во имя чего? Что вы делаете? Зачем, зачем встаёте? Зачем продолжаете драться?

Вот — опять кому-то не нравится «Боромир улыбнулся». Вернее, не нравится, когда Смит по десять раз повторяет одно и то же «why». Ему хочется разукрасить эту речь. Обогатить её, как ему кажется. Дали бы ему фразу «учиться, учиться и учиться», он бы и её переделал.

Я всего лишь хочу донести очень простую мысль: переводчик не должен непременно делать красиво. Или угождать чьему-то чувству прекрасного. У него нет обязательств перед родным языком. У него нет обязательств перед классиками литературы. У него нет обязательств перед какой бы то ни было цензурой. У него даже нет обязательств перед зрителями или читателями, как бы странно это ни звучало. Какие-то обязательства у него есть только перед автором оригинала. Если автор захотел, чтобы персонаж говорил предложениями длиной в целую страницу — это его право. Если автор захотел, чтобы персонаж говорил предложениями по два-три слова — это его право. Если автор захотел, чтобы персонаж по десять раз повторял одно и то же — это его право. Если автор захотел, чтобы персонаж говорил высоким стилем, очаровывая прелестных барышень — это его право. Если автор захотел, чтобы персонаж ругался как сапожник, оскорбляя прелестных барышень в лучших чувствах — это его право. Всё, что нужно сделать переводчику — это дать автору быть услышанным так, как он захотел. Не больше и не меньше. Эта задача звучит легко, но выполнить её на практике бывает очень трудно.

Почему, мистер Андерсон? Почему, почему, почему? Почему вы это делаете? Почему? Почему встаёте, почему дерётесь дальше?
Ладно, отвлечёмся от перспектив человечества. Сосредоточимся лучше на Смите. Так вот: Смит идиот
Ладно, отвлечёмся от перспектив человечества. Сосредоточимся лучше на Смите. Так вот: Смит идиот
Он как будто не соображает, что Нео пришёл, чтобы закончить войну. Зачем задавать ему дурацкие вопросы?
Он как будто не соображает, что Нео пришёл, чтобы закончить войну. Зачем задавать ему дурацкие вопросы?
Его не насторожило, что Нео не побоялся зайти в Матрицу? Он думал, что тот надеялся победить его в бою?
Его не насторожило, что Нео не побоялся зайти в Матрицу? Он думал, что тот надеялся победить его в бою?

Неужели вы верите в какую-то миссию, или вам просто страшно погибать? Так в чём же миссия, может быть, вы откроете?

Опять переводчики хотят вставить в речь Смита какую-то миссию. Во втором фильме с их подачи у него самого оказалась «миссия», неизвестно в чём состоявшая, которую он «должен был выполнить». Теперь он Нео спрашивает про миссию. Миссионеры кругом.

Вы верите/полагаете, что сражаетесь за что-то большее, чем ваша жизнь? Не скажете, за что? Вы сами хоть знаете?
Про то, что любовь может придумать только человек, вообще смешно. Тут вон в Матрице кругом любовь
Про то, что любовь может придумать только человек, вообще смешно. Тут вон в Матрице кругом любовь
Ну, в смысле, между программами. Они влюбляются, женятся, у них дети появляются. Смит что, не в курсе?
Ну, в смысле, между программами. Они влюбляются, женятся, у них дети появляются. Смит что, не в курсе?

Хрупкие логические теории слабого человека, который отчаянно пытается оправдать своё существование, бесцельное и бессмысленное!

Слова «слабого человека» наводят на мысль, что он имеет в виду конкретно Нео. Но нет, он говорит обо всех людях. Там же не просто «feeble human», а «feeble human intellect» — «хилый человеческий разум» (хилый по сравнению с машинным, естественно). Ну, и называть мир или любовь «логическими теориями» странновато — там говорится «временные понятия», без «логических».

Неужели он всю свою жизнь (или как это назвать) вообще не интересовался тем, что в Матрице происходит?
Неужели он всю свою жизнь (или как это назвать) вообще не интересовался тем, что в Матрице происходит?
Хотя нет же. Он видел Сати. Он в курсе, кто она такая и откуда взялась. Так чего же он тогда придуривается?
Хотя нет же. Он видел Сати. Он в курсе, кто она такая и откуда взялась. Так чего же он тогда придуривается?

Но они, мистер Андерсон, как и Матрица, столь же искусственны. Только человек может выдумать столь скучное и безжизненное понятие «любовь».

Что побудило лишний раз вставить в текст «мистера Андерсона»? Опять же из-за этого приходится тараторить и не укладываться в нужное время. И ещё «хотя» пропустили, оно здесь важно. «Insipid» не придумали, как лучше перевести — «скучное» или «безжизненное», решили сказать оба варианта сразу. Обратите внимание: в дубляже часто бывает, что персонаж пропадает из кадра прежде, чем договорит фразу до конца, или начинает говорить какое-то предложение раньше, чем камера его показывает. В оригинале этого здесь не бывает. Если персонаж начинает говорить за кадром — он заканчивает фразу тоже за кадром. Если он говорит в кадре — то говорит фразу до конца, оставаясь в кадре. Монтаж и разбивка на сцены ведь не от балды делаются, речь тоже учитывается.

И все они такие же искусственные, как и сама Матрица. Хотя что-то настолько унылое, как любовь, мог изобрести только человеческий ум (то есть любовь ещё более искусственна, чем Матрица).
Во втором фильме Смит так иронизировал над Нео... "Работаете мышцами, а мозгами поработать не хотите"
Во втором фильме Смит так иронизировал над Нео... "Работаете мышцами, а мозгами поработать не хотите"
Как говорится, "чья бы корова мычала". Пора бы ему уже догадаться, что Нео не драться с ним пришёл
Как говорится, "чья бы корова мычала". Пора бы ему уже догадаться, что Нео не драться с ним пришёл

— Почему, мистер Андерсон, почему вы упорствуете?
— Потому что это мой выбор.

Смит никак не поймёт, что люди не программы и в них не «прошиты» какие-то раз и навсегда заданные цели, от которых они не в силах отступить. Ответ Нео кажется по-своему очень умным, и в нём даже выискивали какой-то глубинный смысл, хотя тут как раз всё предельно просто. Хотя нет, ту же самую мысль можно было бы выразить ещё проще:

— Почему вы упорствуете?
— Потому что.

Или:

— Потому что гладиолус.

Или:

— Потому что потому.

Короче, хочется ему — вот он и упорствует! Тут в переводе стоило бы показать, что это на самом деле очень просто:

Просто я сделал выбор/так выбрал.
А пришёл ли Нео на самом деле ради человечества? Вряд ли. Ему одна Тринити была милее всех людей
А пришёл ли Нео на самом деле ради человечества? Вряд ли. Ему одна Тринити была милее всех людей

Это трюк!

О чудо, Смит начинает что-то подозревать. Вот только слово «трюк» звучит так, будто Нео сейчас паркур какой-нибудь показывает. Нет, он говорит:

Это обман/ловушка!
Может быть, за неё одну он переживал. А когда её не стало - ему уже реально было всё равно, что делать
Может быть, за неё одну он переживал. А когда её не стало - ему уже реально было всё равно, что делать

Свершилось.

А что же вы не переводите как «это сделано»? Вот вроде же знаете, как надо, но то и дело вместо нормальных фраз почему-то вылезают всякие «мы сделали это», «не так ли» и «предотвращение поражения».

Решил "помирать - так с музыкой". А у Смита мозги плавятся от мысли, как можно что-то решить просто так
Решил "помирать - так с музыкой". А у Смита мозги плавятся от мысли, как можно что-то решить просто так

Он одолел их.

Вот! Вот умеют же нормально!

Так, падажжите... А что с людьми в Матрице-то случилось? Ну, со всеми, кого захватил Смит
Так, падажжите... А что с людьми в Матрице-то случилось? Ну, со всеми, кого захватил Смит

У него получилось! Всё позади! Он справился!

Вот! Ну прямо глаза радуются! Где же это всё раньше было?

Матрица успешно перезагружена, но без «обнуления» аномалий, как это было раньше (без присутствия избранного это невозможно сделать). Теперь их будут просто отпускать.

Раньше ведь как было? Если агента убить, тот человек, в которого он вселился, тоже умирает
Раньше ведь как было? Если агента убить, тот человек, в которого он вселился, тоже умирает

Ты втянулась в очень опасную игру.

Что значит «втянулась»? Втянуться можно во что-то, начатое кем-то другим. А эту игру она затеяла сама. То есть правильно сказать:

Ты затеяла очень опасную игру.
Поскольку все копии Смита были разом уничтожены, напрашивается, что все люди в Матрице погибли
Поскольку все копии Смита были разом уничтожены, напрашивается, что все люди в Матрице погибли
Нам же говорили, что "тело без разума не живёт", вот это всё. Можно перезагрузить Матрицу, но не мозги
Нам же говорили, что "тело без разума не живёт", вот это всё. Можно перезагрузить Матрицу, но не мозги

— И как долго продлится мир, по-твоему?
— Сколько смогут удержать.

Опять Боромир не может просто взять и улыбнуться... В смысле, опять они то ли не могут, то ли не хотят сказать по-простому:

— И сколько, по-твоему, продлится этот «мир»?
— Сколько получится.
Так что как ни крути, а похоже, для машин настало трудное время. Придётся им всё-таки затянуть пояса...
Так что как ни крути, а похоже, для машин настало трудное время. Придётся им всё-таки затянуть пояса...

Вы знали, что всё закончится именно так?

Ох ты ж... Опять им пришлось воткнуть половину своей самодеятельности в пустоту, когда персонажа нет в кадре. Вот зачем разжёвывать очевидное?

Пифия сказала, что однажды мы ещё, возможно, увидим Нео. Интересно, как она себе это представляет?
Пифия сказала, что однажды мы ещё, возможно, увидим Нео. Интересно, как она себе это представляет?
А, ну да... у нас же впереди теперь четвёртый фильм... чёрт...
А, ну да... у нас же впереди теперь четвёртый фильм... чёрт...

Ну что ты. Конечно, нет. Просто верила в это.

Не удержались под конец без «этого». Там даже в оригинале «it» не было. Вот авторы каким-то чудом могут себе представить, каково это — сказать просто:

— Вы всегда знали?
— Ну, нет. Нет, не знала. Но верила.

И как простота может быть красивой, тоже. А переводчики не понимают. Им постоянно хочется раздуть текст, чтобы было поподробнее. А то не дай бог зритель не поймёт, о чём речь.

Фух... Ну что ж, вооружившись знаниями о том, что же на самом деле произошло в трёх фильмах, мы готовы к внезапному продолжению в будущем году. И к новым чудесам в дубляже, конечно же. За прошедшие годы там всё стало скорее хуже, чем лучше, но посмотрим.

А что сказать про перевод «Революции»? Здесь зрителю сообщалось мало чего нового, поэтому и запороть оказалось особо нечего. Ну разве что последний разговор Пифии с Нео. А так — примерно на уровне первого фильма. «Не хорошо, но и не ужасно».

С Новым годом всех! Больше переводов, хороших и разных!

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.