adomatic

Categories:

Теория-3. Уровни эквивалентности

Итак, о самой эквивалентности мы уже начинали говорить. Посмотрим теперь подробнее, как она может достигаться. Я часто видел, как люди критикуют тот или иной перевод, называя его «отсебятиной» или «адаптацией». Или «русификацией» (как ни странно, в данном случае это слово употреблялось как ругательное). Мол, он выглядит слишком непохожим на оригинал. На самом деле даже в художественном переводе, каким бы вольным он ни казался, есть железное правило, и хорошие переводчики его придерживаются. Его можно несколько громоздко (пока что) сформулировать так: перевод должен быть настолько близок к оригиналу по форме, насколько это позволяет передать всю полноту содержания.

Что значит «близок по форме»? Самый близкий по форме перевод — очевидно, дословный. Это когда мы берём предложение из оригинала и переводим его буквально по одному слову. Слово в слово (ну, или почти так). Например:

I live in New York.
Я живу в Нью-Йорке.

London is the capital of Great Britain.
Лондон — столица Великобритании.

(о как школьными днями повеяло)

The house was sold for 10 thousand dollars.
Дом был продан за 10 тысяч долларов.

В таких примерах можно прямо взять и провести стрелочки от каждого (почти) слова в оригинале к каждому слову в переводе: «I» —> «я», «live» —> «живу», «in» —> «в» и так далее. Просто и гениально, правда? Все слова на месте, содержание в точности совпадает — красота. Любой переводчик был бы только рад обойтись подобным образом со всеми текстами, которые ему попадаются (правда, тогда переводчиков давно заменили бы программы).

Увы, в реальных художественных текстах примерно в 99% случаев это оказывается невозможно сделать. То есть сделать-то можно, но результат нормально выглядеть уже не будет. Взгляните, скажем, вот сюда:

I won't be a part of this.

Как выглядит здесь дословный перевод? «Я не буду частью этого»? Сходу непонятно даже, что это должно означать. Нет, ну по контексту, скорее всего, можно будет догадаться. Но... чисто чтобы напомнить очевидное... так же не говорят. А как говорят?

Я в этом не участвую.

Ну вот, другое дело! Теперь смысл не страдает, и выглядит фраза тоже нормально. Вот только провести стрелочки от каждого слова к каждому, как выше, уже не получится. Перевод несколько отступил по своей форме от оригинала. Вот ещё примеры:

He answered the phone.
Он ответил на звонок.

The Matrix has you.
Ты увяз в Матрице.

(да-да, я знаю, какой вариант вам всем пришёл в голову... гусары, молчать!)

Тут, однако, ещё сохраняется хотя бы частичное соответствие слов. Но можно легко найти и такие примеры, где его вообще не будет. В первую очередь, конечно, это пословицы и устойчивые выражения (идиомы) — об этом многие сразу догадаются:

Take it easy.
Не волнуйтесь.

Take your time.
Не торопитесь.

Get this show on the road!
Ну, принялись!

(как всегда, обожаю словарь «Лингво»)

Но можно взять что-нибудь на вид вполне обычное...

See it to believe it!
Убедитесь своими глазами!

Вот. Вроде бы две фразы означают одно и то же. Но ни одно слово в них не совпадает. То есть стрелочек уже нельзя провести. Совсем. А смысл один и тот же. И это не пословица, не поговорка. Ну, хорошо, там, откуда я взял эту фразу, она была рекламным слоганом, а слоган должен звучать... эээ... звучно! Иначе, возможно, подошёл бы и вариант поближе к оригиналу, что-то вроде  «не увидишь — не поверишь».

"Он делает то, что это! Он делает это всё!"
"Он делает то, что это! Он делает это всё!"

Или вот ещё. Я мельком упоминал эту фразу где-то здесь в комментариях.  Думаю Наверное ладно, здесь можно... Думаю, излишне говорить, откуда этот кадр. Я даже не знаю точно, сколько всего у этого фильма русских переводов... может, сорок? И в них, по-моему, можно насчитать как минимум пять-шесть вариантов перевода этой фразы (не буду их приводить — подумайте лучше над своим вариантом). А ведь казалось бы, в оригинале банальный Present Simple...

Так вот, при чём тут эквивалентность, спросите вы? В теории переводов степень отступления перевода по форме от оригинала (насколько много стрелочек можно провести от слов одного к словам другого) называется «уровнем эквивалентности». Обычно их выделяется четыре или пять. Самый низкий уровень — самый дословный — называется «синтаксической эквивалентностью». Самый высокий, первый — «прагматической эквивалентностью». «Прагматическая» здесь означает, что сохранена цель коммуникации и, в общем-то, больше ничего.

Наша цель — стремиться к уровню как можно ниже. Но если на низком уровне получается бессмыслица, косноязычие, неубедительность («Не верю!») и тому подобное — то есть не получается эквивалентности, не сохраняется цель коммуникации — мы вынуждены переходить на более высокий, вплоть до самого первого. Таким образом, железное правило художественного перевода можно перефразировать так:

Перевод выполняется на самом низком уровне эквивалентности, на котором ещё сохраняется цель коммуникации.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.