Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

уныние

Трудности дубляжа - "Матрица", часть девятая

Морфеус попадает в цепкие лапы Смита — и тут оказывается, что у последнего есть страшный секрет. И те, кто смотрел фильм в дубляже, даже не подозревают, насколько страшный. (Но в этой части вы его пока не узнаете)

Collapse )
уныние

Трудности дубляжа - "Матрица", часть восьмая

Наконец Нео предстаёт перед Пифией (вообще в оригинале она «Oracle», то есть Оракул, но слово «оракул» в русском, как назло, мужского рода, а перед нами всё-таки дама — неудобно получается). Вернее, сперва он предстаёт перед мальчиком, который гнёт ложки...

Collapse )

Иллюстрации к предыдущему посту

Здесь можно видеть наглядные примеры разных стадий. Есть, разумеется, индивидуальные особенности - например, немного средств визуального оформления, но при этом с любопытным рисунком правого края текста (автор не пользуется автоматическим выравниванием, а обрывает строки сам в произвольных на вид местах). Или же, как у третьего автора, явная фиксация на цифре "три".
Collapse )

Мега-разбор-2: "Невинность", часть пятая



Прекратив притворяться, Ким рассказывает про завод кукол. Видно, что он к ним неравнодушен, и Тогуса напоминает, что они оказались, мягко говоря, опасны для здоровья хозяев. Ким говорит:

それが事実なら無粋な話だ
(sore ga jijitsu nara (если это правда) busui (некрасивая/неприглядная) na hanashi (история) da)

Фраза ничем не примечательна, кроме одного - как её перевели. Невероятно, но при том, что английских варианта было всего два, версий русского перевода оказалось пять - у каждого участника своя. Все разные по смыслу:
Collapse )Скачать субтитры: здесь

Мега-разбор-2: "Невинность", часть четвёртая

индивидуальность.jpg

Дальше Бато говорит загадочную фразу про гены. Загадочную, потому что много где, в том числе в ансабе, пишется, что это не то цитата, не то пересказ из "Эгоистичного гена" Ричарда Докинза, но во всей этой книге я не смог найти ничего даже примерно похожего. И вообще попытки найти где-нибудь у Докинза любую часть этой фразы ни к чему не привели. Конечно, положение осложняется тем, что в оригинале, то есть на английском, книги Докинза в Интернете не очень-то доступны - авторские права, всё такое. Но тем не менее, разберём, что же говорит Бато - уж это нам никто не мешает сделать:
Collapse )

Мега-разбор-2: "Невинность", часть вторая



Седовласая тётенька по фамилии Харавей за шесть с половиной минут экранного времени успевает задать такого жару, что Тогуса (который по замыслу Мамору изображает точку зрения рядового зрителя) не находит, что и отвечать ей, кроме "да ну", "моя не понимать" и "вы сейчас с кем разговаривали?". Она определённо не японка, поэтому он обращается к ней "мисс", но поскольку тётенька феминистка, то просит не называть её ни "мисс", ни "миссис", ибо это страшная половая дискриминация. Также у тётеньки нет ни своих, ни приёмных детей, откуда, по-видимому, следует, что она ещё и чайлд-фри, то есть детей тоже как-то недолюбливает. Собственно, это объясняет добрую половину её рассуждений. Не стоит накидываться на меня за то, что я смею критиковать авторский замысел - отнюдь, Мамору честно признался, что нормальных людей в фильме, кроме Тогусы, практически нет, и именно таков был его замысел. Мол, куда мы катимся со своим прогрессом и всё такое.

Лирическое отступление: Иванов и Гаврилов в самом начале эпизода с тётенькой называют дробовые отверстия в кукле пулевыми отверстиями. То, из чего стрелял Бато, называется дробовик, или ружьё, а ружьё стреляет дробью или картечью. Нет, пулями, конечно, тоже можно, если очень хочется, но следом же тётенька говорит, что он стрелял "ダブルオーバック" ("daburu-o-bakku", "double-aught buck"), то есть таки картечью 8,4 миллиметра. А что там вначале на мониторе написано "bullet hole" - дык это японцы, как обычно, в английском не грамотные. Я бы вообще с осторожностью подходил ко всему, что в любом аниме пишется по-английски.
Collapse )

Шоколад

Все персонажи вымышлены, любое совпадение случайно. Осторожно: возможно припекание пониже спины

В этот вечер в главном зале было на редкость шумно. Люди гомонили, жестикулировали, что-то показывали друг другу. Адвокату это нравилось. Подобные шумные собрания навевали на него ностальгические воспоминания по тем давним дням, когда они случались чуть ли не регулярно. То было весёлое время, не в пример нынешней скуке.

- Истигений, по-моему, я вам ясно высказал претензию, - сказал Дуба Тридцатьшесть. - Ваши персонажи разговаривают на сленге малолетних гопников. В данном произведении подобный стиль неуместен...

Адвокат посмотрел на зелёную нашивку
"Переводы" у Дубы, и ему стало любопытно. Он достал свой планшет и открыл на нём архивы.

- ...я терпеть не могу творчество Петросяна, но у вас вышло намного хуже, увы...

- Простите, - перебил Адвокат, - это ваше творчество?

Он показал планшет с кадром из мультфильма, на котором персонаж изрекал фразу:


"Мой палец войдёт в сиську?"

В толпе раздались смешки, но Дуба не обратил внимания.

- Простите, вам не кажется, что вы не вправе решать, какой стиль уместен? - спросил Истигений. - Вы ведь не профессиональный переводчик.

Адвокат продолжал листать архивы. Его взор то и дело цеплялся за отдельные фразы.
"В вашем уродском отряде одни уроды!", "Возбудившаяся хамка"...

- Модераторы этим не занимаются, - ответил Дуба. - Проверку выполняют ваши же товарищи, вполне уважаемые переводчики.

За Дубой виднелись неподвижные тёмные силуэты, больше похожие на картонные вырезки, чем на людей. Адвокату захотелось подойти и проверить, насколько устойчиво они стоят, но он тут же подумал, что сперва полистает ещё.
"Разве вы заведётесь от еды в тишине?" - вопрошал очередной персонаж.

- Я бы хотел знать, кто эти люди, - сказал Истигений, но Дуба, не слушая его, продолжал:

- Теперь хочу обрисовать дальнейшие перспективы. Будет пересмотрено отношение к другим вашим переводам...


"Тебе не хватает не только боеприпасов, но и яиц!" - сокрушались на другом кадре. Адвокату почему-то представилось, как в боевого робота вместе с боеприпасами зачем-то загружают куриные яйца.

- ...а поскольку проверять придётся многих, а заниматься этим будут один-два человека, то сроки могут затянуться на годы... - продолжал Дуба.


"Это невероятно, но ты всё отвратительней". Адвокат усмехнулся - фраза показалась ему чертовски уместной.

- Простите, эти ваши "уважаемые" хотя бы в японский оригинал смотреть собираются? - спросил Истигений.

- Сравнение будет проведено с ансабом, как это оговорено в правилах, - сказал Дуба.


"Оставайся любящей рыбьи внутренности, жизнерадостной..." Адвокат задумался. Должно быть, тут была некая глубокая связь, как в буддийских коанах. Перевод явно делался не для абы кого.

- Но разве это дело? - удивился Истигений. - Как ансаб может отразить стилистику оригинала?

- Я не намерен вести с вами дискуссию на эту тему, - отмахнулся Дуба. - Вообще должен лично сказать, что ваш перевод стал для меня большим разочарованием.


Дойдя до "старого пердуна, похожего на раздавленный рожок с кремом", Адвокат внимательнее осмотрел Дубу и ухмыльнулся.

- Минуточку, - вмешался он ещё раз. - То есть как это "не намерены вести дискуссию"? Вы ведь сказали, что готовы выслушивать наши предложения.

- Выслушивать - да, дискутировать - нет, - невозмутимо ответил Дуба.

- Ах так! - улыбнулся до ушей Адвокат и закричал громче: - Тогда извольте выслушать, сударь - вы смыслите в переводах не более, чем свинья в апельсинах! Ведь ваши собственные переводы содержат кучу дерьма!

В зале снова послышались смешки.

- Ваше право считать всё, что вам вздумается, - раздражённо сказал Дуба.

- Да неужели? - воскликнул Адвокат, одной рукой настраивая планшет на подключение к проектору под потолком. - Я говорю о том, что вижу своими глазами. А сейчас посмотрим, что увидит почтенная публика.

Он нажал на кнопку, и из проектора на противоположную стену полезли кадры. Вместе с ними по залу начало распространяться зловоние.


"Дерьмо! Мы окружены!"
"Дерьмо! Я не поспеваю за ними!"
"Шевелись, ты, кусок дерьма!"


Люди в зале начали морщиться и зажимать носы. А кадры всё лезли...

"Дерьмо! Нас обнаружили".
"Дерьмо! Нас окружили".
"Ты никчёмный кусок дерьма!"
"Дерьмо! Я не смогу её активировать".
"Нажрись дерьма и сдохни!"


С проектора начала капать вонючая коричневая жидкость. Люди жались к стенам, но продолжали смотреть на невиданное зрелище, как завороженные, выпучив глаза.

"Дерьмо! Приближается корабль-носитель!"
"Дерьмо. Снова началось!"
"Дерьмо! Похоже, они собрались прорываться!"
"Сами носите это дерьмо!"
"Дерьмо", "Дерьмо", "Дерьмо", "Дерьмо"...


Зловонная жижа уже лилась на пол вовсю, и свободного места в зале оставалось всё меньше. Потеряв терпение, Дуба решил выключить проектор, но не успел он добраться до розетки, как...

"Вы не показали мне всё своё дерьмо!"

...на очередной фразе проектор не выдержал напора и с грохотом взорвался. Некоторые, включая Адвоката, успели выбежать за двери, кто-то спрятался под столы. Остальные оказались забрызганы с ног до головы. Картонные силуэты "уважаемых переводчиков" повалились набок и утонули. Закрывая нос рукавом, Адвокат заглянул в зал и, увидев вымазанного в собственных переводах Дубу, улыбнулся одними глазами.