Category: путешествия

Забота о переводчиках

- Ну когда наконец будет новая серия? - сердито спросил вбежавший зритель.

Переводчик молча нажал красную кнопку, и тот тут же с воплем провалился в раскрывшееся под ним отверстие в полу.

Адвокат знал, куда попал этот зритель. Ему самому доводилось, разгневав Великого Администратора, побывать там раза три или даже четыре - он плохо помнил, поэтому всем говорил, что три с половиной.

Вошёл очередной зритель, тоже с явно недовольным лицом. Оказавшись перед глазами переводчика, однако, он тут же изобразил вкрадчивую улыбку.

- Прошу меня простить, но позвольте поинтересоваться, как продвигается... - начал он.

- Не позволю, - сердито ответил переводчик, - ещё один не читал правила. Требовать перевода и подгонять переводчиков запрещено!

- Но позвольте, разве я требовал? - удивился зритель. - Я только хотел спросить...

- А я вам говорю, нечего подгонять меня своими вопросами! - сказал переводчик и нажал красную кнопку. Раздался очередной вопль.

Через несколько минут вошёл третий зритель.

- Удачи вам в работе! - бодро прокричал он с порога.

- Хватит подгонять меня своими издёвками! - злостно крикнул в ответ переводчик и ткнул пальцем в красную кнопку ещё раз.

Адвокату наскучило, и он вышел в коридор, где, пройдя до лестницы, спустился в подвал. Прохаживаясь вдоль одиночных камер, он с удивлением увидел на двери одной из них имя своего лучшего ученика Кокса и приписку "Требовал перевода".

- Как тебя угораздило? - спросил он, заглянув через решётку внутрь.

- Да я спросил у Тореадора, когда он бросит свой очередной перевод, - ответил Кокс. - Он ведь всё бросает.

Адвокат хмыкнул.

- А запись разговора есть? - спросил он.

Кокс подал ему пару страниц. Адвокат проглядел их, ещё несколько раз хмыкнул, и тут ему захотелось тряхнуть стариной.

- Подожди-ка, - сказал он Коксу и, выйдя из подвала, решительно направился к покоям Великого Администратора. Уже у широких массивных дверей он замешкался, охваченный неприятными воспоминаниями, но всё же решил попытать счастья.

В запылённых, полуобвалившихся, обшарпанных покоях его встретила такая знакомая крысиная голова, восседавшая на троне. Трон висел в воздухе в десяти метрах над полом, удерживаемый тысячами тонких нитей, которые сквозь зияющие в ветхом куполе дыры уходили далеко ввысь - как знал Адвокат, к Парящему Дворцу Мирового Искусства, ещё одному месту, с которым у него были связаны не очень приятные воспоминания.

- Скажите, - спросил Адвокат, - за что именно вы наказали Кокса?

- За требование перевода у Тореадора, - бесстрастно ответила голова.

Адвокат давно привык к тому, что голова любила констатировать очевидное - довольно часто, как ни странно, это избавляло её от новых вопросов.

- Но смотрите, - Адвокат протянул перед собой страницы, - где же здесь вы увидели требование?

На страницах вспыхнула фраза "Как скоро планируете бросить данный проект?" и ещё пара подобных.

- Так понял, Кокс был недоволен тем, что Тореадор может бросить перевод, - сказала голова.

- Минутку, - ответил Адвокат, - положим, он был бы недоволен, но как это попадает под требование перевода?

- Прямо, - изрекла голова. - Говорить об обязательствах по переводу значит требовать перевод.

- Простите, но где же Кокс говорил что-то про обязательства? - удивлённо спросил Адвокат. - Здесь ни в одном месте даже слова такого нет.

Голова не ответила. Молчание её тоже было привычным делом - оно избавляло её от подавляющего большинства тех, кого не останавливала констатация очевидного. Настаивать на ответе было бы напрасно, и Адвокат попробовал зайти с другой стороны.

- Положим, - сказал он, - я зайду к какому-нибудь переводчику и спрошу, не нужна ли ему помощь по переводу, потому что он долго простаивает. Это тоже будет требование?

- Нет, но это может попасть под статью о троллинге, - ответила голова.

- Но если это не будет троллинг? Я ведь сам переводчик, я правда могу кому-то помочь.

- Решать, что является троллингом, будет тот, к кому вы обращаетесь, - произнесла голова.

- Простите, по какому принципу? - прищурился Адвокат.

- По принципу, приятно ли ему это слышать, - был ответ. И больше от головы нельзя было добиться ни слова.

Доморощенные профессионалы

Вот перед вами переговоры экипажа самолёта с диспетчером при взлёте из одной комедии:

- Двести девятый, готовьтесь к взлёту.
- Понял.
- А?
- Вылет из Лос-Анджелеса с частотой один-два-три-девять.
- Понял.
- А?
- Просим разрешения на взлёт.
- Что?
- Двести девятый, коридор два-три-четыре.
- Вижу прояснение, Кларенс.
- Понял, Роджер. Какое направление, Виктор?
- Соедините с Клиренсом Овюром.
- С Кларенсом Овером.
- Понял, конец связи.
- А?
- Понял, конец связи.
- Что? Кто? Где?

Скажите, очень смешно? Совсем не смешно и даже тупо? А что, пожалуй, вы и правы. Только те из вас, кто хорошо знает английский, наверняка уже поняли: на самом деле переговоры очень смешные. А доцент тупой... То есть переводчик-профессионал. Те же, кто ещё не понял - следите за руками:

1. Имена пилотов в оригинале: Roger Murdock, Clarence Oveur, Victor Basta.

2. Сам отрывок в оригинале:

Dispatcher. Flight 209er- clear for takeoff.
Clarence Oveur. Roger.
Roger Murdock. Huh?
Dispatcher. LA departure frequency 123.9er.
Clarence Oveur. Roger.
Roger Murdock. Huh?
Clarence Oveur. Request vector. Over.
Victor Basta. What?
Dispatcher. Flight 209er, clear for vector 324.
Roger Murdock. We have clearance, Clarence.
Clarence Oveur. Roger, Roger. What's our vector, Victor?
Dispatcher. Tower's radio clearance. Over.
Clarence Oveur. That's Clarence Oveur. Over.
Dispatcher. Roger.
Roger Murdock. Huh?
Victor Basta. Roger. Over.
Roger Murdock and Clarence Oveur. Huh? Who?

3. Те, кто знает английский, уже поняли, почему переговоры очень смешные. Тем, кто не знает, обращаю внимание, как похожи слова "roger" и "Roger", "over" и "Oveur", "vector" и "Victor", "clearance" и "Clarence". Ну а звучат они по-английски вообще одинаково.

4. Тем, кто до сих пор недоумевает "ну и как оно всё на самом деле? Ты не умничай, ты покажи прямо в лоб" - отвечаю: имена здесь ведут себя как говорящие. То есть такие имена, которые совпадают с какими-то обычными словами в языке, причём это обыгрывается - на схожести слов построен юмор. Значит, что? Значит, чтобы передать юмор, надо эти имена перевести. Пусть, например, пилотов в переводе будут звать Понел Мердок, Допус Прием и Курц Баста.

Диспетчер. Двести девятый, взлёт разрешаю.
Прием. Понял.
Понел. А?
Диспетчер. Частота на вылете из Лос-Анджелеса один-два-три-девять.
Прием. Понял.
Понел. А?
Прием. Сообщите курс. Приём.
Курц. Что сообщить?
Диспетчер. Двести девятый, ваш курс три-два-четыре.
Понел. Допус, есть допуск.
Прием. Понял, Понел. Курц, какой курс?
Диспетчер. Даю радио-допуск, приём.
Прием. Меня зовут Допус Прием. Приём.
Диспетчер. Понял.
Понел. А?
Курц. Понял, приём.
Понел, Прием. Это ты мне?

Отдельные непрогрессивные личности, конечно, сейчас сообщат страшную правду, что имена не переводятся, но мы не будем их слушать, правда?

Ах да, фильм называется "Аэроплан".